Тюмень: Для отлова злых собак мы используем специальные ловушки.

Несмотря на то, что в Тюмени работают два пункта временного содержания, куда помещают беспризорных собак, хвостатых бродяжек на улицах не становится меньше, скорее наоборот их численность увеличивается, как и количество жалоб в городскую администрацию. О том, как сегодня работает служба по отлову собак, как решить проблему бродячих животных, чтобы и их противники, и защитники остались довольны, «Вслух.ру» рассказал председатель комитета по экологии и департамента городского хозяйства администрации Тюмени Сергей Юрлов, курирующий этот непростой вид деятельности в областном центре.

- Сергей Федорович, сколько сейчас бродячих собак на улицах Тюмени? Говорят, что не меньше 10–12 тысяч. Насколько эти цифры соответствуют действительности? Уж больно они пугают.

- Бродячих собак в городе действительно стало больше, их, конечно, никто не считал, но 10–12 тысяч – это перебор. Думаю, что их не меньше 5–6 тысяч. В 2006 году в Тюмени было утверждено постановление №28-пк о порядке отлова и содержания безнадзорных домашних животных. По нему мы и работаем. Сложностей очень много. В настоящее время работа по отлову и содержанию бродячих собак поручена муниципальному предприятию «ЛесПаркХоз». В течение шести месяцев после отлова собаки содержатся в пункте временного содержания безнадзорных домашних животных на улице Кедровой, 133. Их лечат, стерилизуют, кормят и подыскивают новых хозяев. Часть собак содержится в пункте на улице Голышева, 1/2. Пристроить удается далеко не всех. Всех, кого мы не пристроили в течение полугода, обязаны выпустить на прежнее место обитания.

- Сколько собак были отловлены в прошлом году? Сколько нашли новых хозяев? Сколько выпустили? Цифры могут рассказать о многом.

- В 2012 году служба «ЛесПаркХоза» отловила 848 бродячих собак, из них в приют на Голышева направили 239 собак. С Кедровой новым хозяевам передали 96 собак, еще более 150 собак из приюта на Голышева нашли новых хозяев. На прежние места обитания с пунктов временного содержания на Кедровой и Голышева выпущены около 200 собак.

- А что стало с остальными, как-то даже боязно спрашивать?

- Вы зря переживаете. На самом деле за все время работы пункта временного пребывания на Кедровой эвтаназии, то есть усыплению, была подвергнута лишь одна собака, потому что была неизлечимо больна. Все остальные собаки живы и здоровы и находятся в пункте временного содержания – чуть более 200 собак содержатся на Кедровой и свыше 100 – в приюте на Голышева. Вся информация по собакам в открытом доступе, есть сайт gav72.ru, где вы можете выбрать любую, приехать и забрать к себе.

- Это обрадует всех, кто переживает за судьбу бродячих животных. А собак выпускают с бирками или ошейниками?

- Собаки из пункта на Голышева выпускались со светоотражающими ошейниками, на которых указано, что данное животное содержалось в таком-то приюте. Всем выпущенным на волю собакам с Кедровой были сделаны татуировки в паху во время операции по стерилизации или кастрации.

- Интересно, как себя ведут собаки, выпущенные из приютов. Вы не отслеживаете их судьбу?

- Самое интересное, что на выпущенных собак вновь поступают жалобы от населения и заявки по их отлову.

В заречных микрорайонах из пункта временного содержания на Голышева были выпущены 15 собак. На ММС тоже выпустили нескольких собак, сейчас там их около 30. Животные собираются в стаи, все есть хотят, соответственно требуют еды. Одни жалеют бродячих собак, а другие их пугаются, в основном, женщины. Когда выходят из магазина с сумками, псы их сразу окружают. Кто-то подкармливает, а кто-то отгоняет.

Жить им тоже негде, сердобольные горожане делают им жилища из картонных коробок, несут матрацы, старые одеяла. Причем такие жилища устраивают собакам прямо возле дома. Потом приходится наказывать руководителей управляющих компаний за свалки возле домов.

Вот и пишут заявки. Выходит, что нужно снова отлавливать собак, которых мы выпустили?

- Получается замкнутый круг. Какой может быть выход?

- Замкнутого круга не должно быть. Мы предлагаем внести изменения в существующее постановление №28-пк, чтобы исключить возврат собак после их отлова. Отловленные собаки должны содержаться в приютах. Поэтому мы на сегодняшний день как раз пошли на то, чтобы создавать общественные приюты. Первым из них стал пункт временного содержания безнадзорных животных на Голышева. Администрация города передала в безвозмездное пользование ТООО «Обществу защиты животных» для пожизненного содержания невостребованных животных имущественный комплекс, а содержание собак предполагается за счет пожертвований тюменцев, которые активно помогали приюту в прошлом году. «Общество защиты животных» может проводить различные акции по сбору средств, объединять волонтеров и всех тех, кто любит животных, получать помощь от граждан. Своего рода это эксперимент: удастся защитникам животных объединиться, собирать средства на корм животным, содержать их в нормальных условиях – будем работать в этом направлении дальше.

- Если передача приюта общественной организации – это эксперимент, то на какое время он рассчитан?

- Приют на Голышева был предоставлен общественной организации на один год – с 1 января по 31 декабря 2013 года. Нам нужно понять, как эта система будет развиваться. При положительной динамике работы ТООО «Общество защиты животных» договор аренды будет продлен на более длительный срок. Через средства массовой информации мы уже обращались ко всем неравнодушным тюменцам, волонтерам: «Если у вас есть желание организовать и содержать общественный приют, обращайтесь в администрацию города. Мы готовы к сотрудничеству». Возможности пункта временного содержания на Кедровой не безграничны, рано или поздно мы придем к тому, что мест в муниципальном пункте не останется. В пункте уже более двухсот собак. Нормативные документы позволяют нам содержать в одной клетке по две-три собаки, если они уживаются друг с другом. Это позволяет продолжать отлов животных.

- Отлов собак, особенно тех, которые представляют реальную опасность для людей, конечно же, нужно продолжать. С этим, я думаю, никто спорить не будет. Кстати, в январе этого года в социальных сетях появилась информация о том, что якобы в городе появилась большая и злая собака, которая кусает всех подряд, пытается заскочить в лифт, а то и в квартиру. Причем видели ее в разных частях города. Эту собаку удалось поймать?

- Действительно, в январе от населения к нам поступило много жалоб на собаку размером с овчарку, которая пыталась зайти то в автобус, то в магазин, но в заявках никто не указывал, что она кусалась. Та или не та это собака, я не знаю, но ее поймали и сейчас она содержится в приюте на Кедровой. Любой желающий может приехать и на нее посмотреть. Мы постоянно связываемся с городским травмпунктом – в январе этого года никакого всплеска укушенных не наблюдалось. Если бы эта собака, о которой так много говорили, реально бегала по городу и всех кусала, это бы сразу отразилось на статистике.

- Сергей Федорович, каких собак отлавливают чаще – агрессивных или безобидных «тузиков», которые сами даются в руки?

- Собак отлавливают только по заявкам, то есть это те собаки, которые, по мнению заявителей, представляют угрозу им или их детям. При этом в заявке жители, согласно постановлению №28-пк, должны указывать не только цвет и размер собаки, но и пол животного. Горожане – не кинологи, пол практически никто не указывает. Поэтому перед выездом на отлов мне приходится направлять на место специалиста, который формирует заказ-наряды, чтобы уточнить пол животного. Только после этого сотрудники «ЛесПаркХоза» имеют право ее отловить.

Защитники животных контролируют каждый наш шаг. Порой это мешает работать. А случись что – нападет собака на человека, на ребенка – кто будет потом отвечать? Защитники животных, которые препятствуют отлову собак? Вряд ли. Отвечать придется нам.

- Глядя на бездомных собак, трудно поверить, что они могут быть злыми, если их не провоцировать.

- Не думаю, что все они безобидны. За последнее время – особенно декабрь и январь – агрессивность собак увеличилась. Сужу по заявкам. Все просят отловить собак, потому что они проявляют агрессию, лают, кидаются на людей. В «Обществе защиты животных» нам говорят, мол, за выпущенными из приюта собаками присматривают волонтеры. В заречном микрорайоне они выпустили 15 собак, а где волонтеры? Мы видим лишь стаи псов, на которых постоянно идут жалобы.

Когда собаку отлавливают и помещают в приют, она испытывает стресс. В приюте собаку лечат, кормят, она привыкает, социализируется. А потом собаку выпускают обратно, где еды нет, крыши над головой нет, и опять она начинает думать, что человек снова их бросил. Поэтому у них и возникает агрессия, может быть, еще большая, чем была раньше. Конечно же, нужно принимать меры к стерилизации животных. Собак вроде бы отлавливают, но меньше их не становится. В поселке ММС бродячих собак, как утверждают, стало еще больше.

К примеру, был вызов по адресу: улица 70 лет Октября, 24. Имеется свободный доступ в подвал – решетка была кем-то заботливо свернута. В подвале оказались две сучки – обе ощенились. У каждой было по восемь щенят. Сантехники сказали, что двоих отдали. Хорошо – осталось 14, из них восемь сучек. Если не принимать меры, через полгода у каждой сучки будет еще по восемь щенят, а то и по 10, потому что бездомные собаки, как правило, меньше восьми не рожают. Восемь на восемь – получается, что в мае-июне их будет уже 64. А к концу года сколько? И это только в одном районе.

Люди этого не понимают. Если вы жалеете собак, так отдайте их нам. У нас им будет лучше, чем на помойке или в сыром подвале.

- Знаю, что собак, особенно крупных и недружелюбных, очень сложно поймать. Слышал, что сейчас используются какие-то ловушки?

- Да, сейчас мы используем клетки-ловушки, которые работают по принципу мышеловки – клетка, внутри кусок мяса. Когда собака заходит в клетку и задевает мясо, крышка захлопывается, животное остается внутри. Эффект, конечно, есть, собак ловят. Но опять же мешают местные жители. Оставляем клетки на полчаса, потом приезжаем – все клетки пусты и закрыты. И мяса нет.

На улице Мира, 65 пытались поймать собаку, которая покусала девушку. Черная собака, чуть меньше овчарки. Злая. После того как у нее забрали щенков, стала кидаться на прохожих. Стреляли в нее дротиком с обездвиживающим средством. Это средство действует не сразу, а минут чере3 20–30. За это время собака убежала своими тропами в сторону железной дороги, а дальше забор и след теряется. Решили поставить клетку-ловушку. Через 40 минут приехали – мяса в клетке нет, на поддоне остались собачьи следы, видно было, что она все-таки попалась, но ее выпустили, а клетку закрыли. Причем закрыли на замок, чтобы мы не смогли ее открыть. Удивило, что замок совсем новый – не пожалел кто-то денег. Ключа нам, естественно, не оставили.

Так вот и приходится работать. Собаки кусают людей, а в тоже время другие их пытаются защищать. Без ловушек поймать бродячих собак трудно. Они очень умные, разбегаются, как только слышат звук мотора машины, на которой ездят ловцы. Неоднократно пытались поймать стаю собак у школы №45, но как только ловцы на порог, школьники прячут собак – кто в подъезд заведет, кто в подвал.

Хотим провести разъяснительную работу в школе, просто объяснить детям, что никто собак не убивает. Их кормят, лечат, о них забоятся, им лучше в приюте, чем на улице. Здесь они мешают людям жить, их пинают, бьют палками. А чтобы нам дети поверили, свозим их на экскурсию в приют на Кедровой, пусть увидят все своими глазами.

© Текст и Фото Юрия Шестака 

Источник http://www.vsluh.ru/news/interview/260992