«Решение проблем, связанных с животными путём их уничтожения просто недостойно человека»

Илья Блувштейн Председатель общества защиты животных «Фауна»

Илья Блувштейн
Председатель общества защиты животных «Фауна»

Вадим Муравьев: Добрый день! Это проект Страстной Бульвар, в рамках которого мы обсуждаем важные, насущные и значимые темы. Вот в этом часе хотелось бы поговорить  о братьях наших меньших. Хотя, глядя в кое-какие стороны, складывается ощущение, что никакие они нам не братья.  Госдума приняла в первом чтении законопроект об отечественном отношении с животными. Согласно этому документу, за неправильное содержание домашних животных будут штрафовать на три тысячи рублей.  А если это неправильное содержание приводит к ущербу здоровью или имуществу граждан, то две тысячи рублей.  Документ запрещает собакам и кошкам загрязнять квартиры. Именно собакам и кошкам. Ну, штрафовать тогда нужно тоже собак и кошек. Нельзя загрязнять квартиры и лестничные клетки. Предписывает их кормить, не избивать, а так же регулярно показывать ветеринару. Кроме того, собак разрешено выгуливать только в трезвом виде. Ну, не собака в трезвом, а хозяева должны быть в трезвом виде.  И лишь в специально отведенных местах, которых у нас, кстати, как толком не было, так и нет.  Но это к слову. Вот еще, сегодня появилась новостью, что столичные власти  делают все для того, чтобы этим летом на улицах Москвы появились урны с одноразовыми пакетами для уборки за отходами собак. Количество площадок для выгула животных  значительно увеличится.  Но главное, чтобы эти пакеты не разворовали для упаковки завтраков своим детям. Но это опять же к слову.  Глава Московского департамента ЖКХ Андрей Цыбин рассказал газете Известия, что чиновники разрабатывают соответствующий проект. Первые такие точки собачий гигиены должны появиться   в Северо-восточном округе. Пилотным районом, который  оснастят мусорными баками с прикрепленными одноразовыми пакетами для уборки за собаками, станет Отрадное.  Вот там отрадно все и заживут. Пакеты будут бесплатно, уточняется. Сначала префектура планирует установить такие урны рядом с площадками для выгула собак. А затем и по всему району. В Восточном административном округе площадки для выгула собак оборудуют в пяти новых парках шаговой доступности, которые появятся в Новогереево, Новокосино и в Преображенском районе столицы. Вот такие вот новости. А у меня в студии председатель общества защиты животных  «Фауна» Илья Блувштейн. Илья Михайлович, я вас приветствую!

Илья Блувштейн: Добрый день!

В.М.:  Вот принимаем мы законы. Пишем чего-то. У нас уже есть закон, запрещающий жестоко обращаться с животными. Мы вот теперь обязаны их кормить, не должны позволять кошкам и собакам  загрязнять лестничные клетки и так далее. Мне бы хотелось начать немножко не с этого. Сегодня сутра заглянул в Facebook и увидел чудовищное абсолютно видео. Из одного из цирков, насколько я понимаю, Санкт-Петербурга. Там не уточняется. Сняли его защитники животных из центра Вита. И происходит там следующее: во время дрессуры обезьяны, обезьяна размером с кошку примерно, дрессировщик дико ругается матом и просто избивает несчастное животное. Это не кнут, после которого следует пряник. А это просто избиение младенцев. Обезьяна верещит, дико его боится, не хочет вообще стоять на руках. Но, тем не менее, дрессировщик продолжает свое дело для того. Чтобы потом, видимо, нарядить обезьяну в блестки и боа, и она радовала ребятишек.  Многие заявили, что защитники животных, это снявшие, провокаторы, они устраивают подставы, не понятно, как они проникли в помещение этого цирка, на каком основании. Но, тем не менее, факт есть факт. Человек избивает обезьяну, требуя от нее повиновения и для того, чтобы она принесла хорошее настроение тем, кого не избивают, наверное, не избивают = маленьким детям.  Вот как это коррелирует вообще с тем, что у нас принимается в стане, с вот этими вот Госдумовскими инициативами, которые в первом чтении , я напомню еще раз, приняли законопроект об ответственном обращении с животными?

И.Б.: Позвольте начать с некоторого уточнения. Дело в том, что вы, наверное, говорите о законопроекте, который недавно был принят в первом чтении.

В.М.: Да.

И.Б.: Который называется «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». Этим законопроектом устанавливается единая по всей стране ответственность, то есть вводятся штрафные санкции.  До этого таких единых штрафных санкций за нарушение содержания собак и кошек  в городах и населенных пунктах не было. Вот это последний законопроект на эту тему.  А вначале вы упомянули комплексный, базовый, большой законопроект, который называется «Об ответственном обращении с животными». Которой должен был урегулировать вес вопросы, связанные и с домашними и с  животными, которые используются в цирках, зверинцах и дикими другими, в условиях неволи, и владельческими и безнадзорными. Но к глубокому сожалению этот законопроект был принят  уже почти два года назад, и развития никакого нет.  До сих пор нет второго чтения, и совершенно не понятно, когда он станет действующим.  Более того, изменена концепция. У новых работников этой рабочей группы, которая должна подготовить его ко второму чтению, их гуманного, который призван урегулировать все вопросы, связанные как с упорядочением  содержания, как с безопасностью людей  и их животных, так и с защитой животный от жестокого обращения.  Но все акценты в предполагаемом законопроекте, который намерены принять сегодняшние его разработчики — только защита человека  от негативного влияния животных.  Что, на мой взгляд, совершенно не правильно. Теперь  о конкретном случае.

В.М.: А вот нет у вас ощущения, что все вот так вот и происходит, просто глядя на это видео и на те комментарии, которые оставляют пользователи глобальной сети, пользователи Facebook, нет единства. Потому что там мнения разделились на две части. Одни люди говорили, что ни в каком случае нельзя избивать обезьяну, даже если она не хочет и  так далее.  И есть часть людей, которые пишут, что это просто мартышка, и если нужно человеку, человек сильнее, стоит выше по пищевой цепи,  если он хочет, чтобы обезьяна стояла на ушах, он может ее бить. Она просто тупая обезьяна, и в принципе ничего страшного.

И.Б.: Вы затронули  один из главнейших и фундаментальных вопросов. Дело все в том, что даже у крыс есть абсолютно разная способность к реагированию на боль и страдание своих сородичей.  Так и у человека: не все наделены способностью сострадать  братьям взрослым, тем более братьям меньшим.  Не все. Но это важнейшая и фундаментальная составляющая  человеческой сущности.  Того, что можно называть цивилизационным превосходством человека  перед другими видами животных.  Способность к состраданию, причем, не только к соплеменникам, но и к братьям нашим меньшим.  Такие люди естественно пытаются гармонизировать мир, сделать , чтобы он был удобен и гармоничен как для людей так и для животных.  Но есть совершенно другие люди, которые , например, относятся к животным безнадзорным, как просто к мусору биологическому, от которого надо чистить наши города и села. Которые относятся ко всем животным с такого антропоцентрического взгляда. Что если нельзя съесть, если нельзя использовать, что все для человека. И не следует даже думать, что все эти  существа наделены способностью страдать, мучится, переживать. Они такие же личности. Идет борьба непримиримая между двумя категориями.

В.М.: Это ведь на всех уровнях. Я помятую позавчерашнюю историю, когда на сайте Госзакупки появился заказ на выполнение работ от администрации города Сочи, в преддверии  олимпиады требовалось изъять с улиц и, внимание, это официальная формулировка, утилизировать  бродячих животных.  Я кстати хочу обратиться к нашим радиослушателям, у нас есть sms-портал: 8(925) 0000 8 79. Как вы считаете, можно ли избивать, именно избивать, не хлопнуть, шлепнуть, а именно избивать обезьяну для того, чтобы она училась смешно стоять на руках и потом своими этими трюками радовала наших же детей, нас самих. Вот как вы считаете: можно избивать обезьяну в этом случае или нет? И напоминаю, что у меня в студии председатель общества защиты животных «Фауна» Илья Блувштейн. Человек разумный, прямо ходящий, и готовый в принципе выслушать ваши разные точки зрения и позиции и прокомментировать.  Не упирающийся рогом в землю на одной своей позиции именно защиты животных. Как раз мы говорим, что нужно как-то  найти примирение между братьями большими и меньшими. 

И.Б.: Гармония, культура взаимоотношений, культура терпимости вот этих разных категорий и определяет тот путь развития, по которому мы должны пройти. Тут случай, пока еще вопрос не задали, о котором вы сказали. Разумеется, что лучшие дрессировщики всех времен и народов считали, что только лаской, любовью, добротой, подкрепляющей действия животного, можно добиться от него наивысших результатов, в том числе и в цирковой дрессуре. Современные дрессировщики считают, что такое поведение, о котором вы сказали, это не просто аморально, не только неэффективно с точки зрения цирковой техники, это жестоко, и за такие вещи просто нужно судить. Слава Богу, все-таки есть норма у нас сегодня в законодательстве, статья 245 УК РФ, когда истязание, жестокое обращение с животным влечет за собой уголовное преследование.

В.М.: Там же, на этом видео бьют кенгуру и бьют страуса. Люди говорят, что у страуса мозг в 10 раз меньше, чем размер его головы.

И.Б.: Вот почему чрезвычайно опасно, чтобы государство подкрепило точку зрения вот таких вот, с позволения сказать, людей. Потому что, когда у нас сжигают живьем 6 лошадей под видом борьбы с потенциальной эпидемией или чумой свиней, и люди за 1000 километров не могут найти себе места, а после этого прокуратура отвечает, что никакого преступления, собственно, не было, а были технические действия по борьбе с опасностью, с инфекционным поражением животного.

В.М.: Сожгли живых лошадей?

И.Б.: Да. Сожгли живых лошадей, потому что, видите ли, по-видимому, не нашлись средства для того, чтобы переместить их в некое иное место. Так вот, такие случаи поражают людей, которые за 1000 километров от места, где все это происходит. Так, и Сочинская олимпиада – нельзя допустить, чтобы олимпиада, которая является торжеством человеческого духа, демонстрация лучшего, что есть в человечестве, была окрашена кровью ни в чем неповинных, так сказать, животных.

В.М.: Сама по себе формулировка утилизировать. Давайте дадим слово нашим радиослушателям. 8 (495) 995-11-11 – телефон нашего прямого эфира. Олег нам дозвонился. Олег, здравствуйте!

Олег: Здравствуйте всем! Я считаю, что те, кто избивает животных, вообще, больные люди, их надо лечить.

И.Б.: В какой-то степени прав.

Олег: А второе. За такие формулировки даже, я считаю, что люди должны нести ответственность, причем самую жесткую ответственность.

В.М.: Олег, на самом деле, появившийся позавчера тендер был снят вчера с формулировкой «не нашлось участников, не нашлось желающих, чтобы утилизировать собак».

Олег: Дело все в том, что достаточно того, что он уже появился. Это уже факт совершившийся. Соответственно, кто-то должен ответить, и ответить жестко.

В.М.: Понятна ваша позиция.

И.Б.: Вот, абсолютно точно и четко сформулировал правильный, нравственный, человеческий подход. Очень важно, чтобы он был и государственным.

В.М.: Но человеку уже изначально… Мне, честно говоря, вопрос с формулировками «уничтожение, утилизация животных», «избиение обезьян», «избиение страуса» – ну, я просто по-человечески не могу себе представить

И.Б.: Почему тупоголовое?

В.М.: Я не знаю, что…

И.Б.: Оно очень умное.

В.М.: … что у нее в мозгах.

И.Б.: Она чувствует боль.

В.М.: Пинать ее ногами – это как-то само по себе просто в голову не придет. Это все напоминает мне, честно говоря, такое глумление, взять 5-летнего ребенка, напоить его водкой, и он, кстати, будет себя очень смешно себя вести. По идее нужно смеяться, но это в голову никому не приходит, потому что это бред.

И.Б.: Но вы знаете, ведь сейчас, к сожалению, много всего. Как писал Достоевский: «Человек широк, надо бы сузить». Это государство, гражданское общество может вытаскивать из человека лучшее, а может и худшее. К  сожалению, сегодня формируется целая субкультура садизма, вот так называемые догхантеры, преступники, садисты, которые взялись не просто очищать города и села от безнадзорных животных, что противозаконно и преступно. Но часть из них получает огромное удовольствие, они выкладывают все это в сети, выкладывают в интернете, и получают удовольствие, и этому надо сказать решительно «нет», потому что формируется субкультура садизма,  которая…

В.М.: Подождите, но, когда появляются истории, страшные истории, когда стая бродячих собак таскала, как куклу, ребенка – это реальная проблема. У нас есть на связи Татьяна, которая нам дозвонилась по телефону 8 (495) 995-11-11. Она противоположной позиции придерживается. Татьяна, здравствуйте!

Татьяна: Здравствуйте! Я за то, чтобы бродячих собак убирали с улиц.

В.М.: Как убирали? Через мясорубку? Сжигать их в домных печах? Как?

Татьяна: В советское время как это делали? Собак бродячих не было на улице. Помню те времена, когда можно было спокойно идти и в лес, можно было и по окраине города спокойно пройти. Не было бродячих собак. Сейчас стаи бродячих собак. Как это делать? Конечно, формулировка «утилизировать» – может быть, это грубовато звучит. Ну, что с ними делать?

И.Б.: Могу ответить.

В.М.: Понятно. Спасибо за ваш звонок.

И.Б.: С удовольствием отвечу. Татьяна, да, радиослушательница? Отвечаю уважаемой Татьяне и очень многим. Действительно, благодаря и вследствие предательства человеческого отношение к животным, как к игрушке, предательство преданных, действительно, на улицах городов и населенных пунктов появилось большое количество преданных и ставших безнадзорными животных, действительно, пытаясь добыть себе пищу, пытаясь выживать, они сбиваются в стаи и создают некоторое напряжение для многих людей. Хотя, конечно, я занимался расследованием целого ряда случаев, которые выкладываются опять-таки в интернет, и получается, что это целенаправленная пропаганда, что во многом это мифологически преувеличено, но, конечно, такие случаи есть, поэтому решать проблему надо, безусловно. Для этого существует цивилизованные, простые, ясные методы. Они сводятся к тому, что там, где животные создают беспокойство для окружающих  или угрожают даже животным или даже другим людям, кошкам и прочее, необходимо их отлавливать, необходимо стерилизовать, необходимо размещать, так сказать, в приютах, необходимо активную социальную работу по переустройству этих животных. Часть животных можно возвращать на прежнее место.

В.М.: На это выделяются деньги…

И.Б.: На это выделяются деньги.

В.М.: … но нещадно разворовывают.

И.Б.: Это тоже одна из мифологий. В Москве только благодаря огромному усилию лучших людей, так сказать, страны, многолетним усилиям, в Москве ситуация, действительно, стала иной. В Москве предусматриваются цивилизованные методы решения проблемы, когда животные не убиваются, как раньше на улице, а их в газовую камеру затаскивали, и там они 17 минут гибли, царапая стенки этой газовой камеры, потому что плохая была газовая камера, выхлопные газы перемешивались с воздухом, и была такая мучительная смерть. И все. Ездили бригады, затаскивали в газовую камеру и убивали. Середина 90-х под влиянием деятелей культуры, общественности, природоохранных структур ситуацию изменили. Изменилась городская политика, животных в Москве не убивают, их помещают в приюты. Много проблем, конечно, на это выделяются средства. Есть и недобросовестный исполнитель госзаказа, который стерилизует как бы на бумаге, и поэтому надо добиваться улучшения системы. Но в целом, если мы хотим быть людьми, то другой системы быть не может. Надо решать проблемы. Надо во многом, действительно, регулировать эту проблему, но не уничтожением, не, как вы сказали, утилизацией живых существ, а путем отлова, транспортировки, стерилизации, возвращения на прежнее место, там, где возможно, на попечение граждан, содержания в приютах, активное переустройство и, конечно, социально-экономического стимулирования, разведения по спросу. Надо упорядочить разведение и собак, и кошек, чтобы не появлялись, если коротко говорить, незваные, нежданные щенки и котята. Разведение должно быть ответственным.

В.М.: Да это определенная проблема. О ней сейчас поговорим. Но я хочу дать слово радиослушателю. Дмитрий у нас на связи. Здравствуйте.

Дмитрий: Здравствуйте.

В.М.: Дмитрий, вы сотрудник санэпидемстанции.

Дмитрий: Да, у меня своя санэпидемстанция, я генеральный директор ее.

В.М.: Что значит своя санэпидемстанция и вы ее генеральный директор, это как? В Москве?

Дмитрий: Да, в Москве. Я не понимаю, собственно говоря, такого бурления вокруг этой утилизации. Животные бродячие – источник инфекции, создают определенную угрозу для человечества, их нужно в любом случае уничтожать, контролировать численность. Но почему хотя бы так? Вы этого не делаете. Вы говорите о мучительной смерти, что это жестоко, недопустимо, но когда в охотничий сезон люди охотятся, даже когда люди идут на рыбалку, даже когда вы моете посуду, вы точно так же убиваете микроорганизмы. Почему у вас не возникает такой мысли?

И.Б.: В какой-то степени для ребенка, когда бьется муха, в проеме окна, то это тоже понятное сострадание: чем выше животное на лестнице, чем оно ближе к нам, так сказать, наверное, сострадание наше проще и понятнее. Потому что животные, особенно такие как собака, кошка наделены даже в большей степенью, чем человек способностью страдать. И поэтому нормальный человек не может относиться, как вы говорите как к биологическому мусору, потому что он понимает, что это такие же, как мы, а может быть, в чем-то даже лучше, потому что трагедии, крови как от человечества куда больше, чем может быть от животного. Поэтому, безусловно, проблему решать надо. Но сегодня она повсеместно по всей России решается практически одним образом: животного убивают с особой жестокостью, садистскими способами, применяя дитилин, который как бы усыпляет. На самом деле, не имеет никакого отношения к усыплению. Это жестокая смерть, потому что перестают работать мышцы диафрагмы, животное перестает дышать, со стороны это может выглядеть как некое усыпление, но на самом деле животное перестает дышать и погибает от медленного удушья. Вот это методика, которая применяется в 90% по всей стране. Более того, она ни к чему не приводит, потому что…

В.М.: Это все-таки гуманные способы истребления бродячих животных вы поддерживаете?

И.Б.: Нет, ни в коем случае! Ни в коем случае! Потому что животные для меня такие же, как мы – я не могу поддерживать гуманное регулирование инвалидов, эвтаназию больных и т.д. Я говорю о другом – убийство как способ регулирования должно быть исключено из человеческого общества. Регулирование должно осуществиться путем стерилизации, отлова или устройства, надо бороться с бездомностью, а не с бездомными собаками путем регулирования воспроизводства и т.д. Убивать животных, с которыми помимо этого сострадания, помимо того, что они наделены способностью чувствовать, мучиться, страдать, т.е. они такие же как мы. Это же еще ни к чему не приводит. Потому что те методы, которые применяются повсеместно, и которые сотрудник санэпиднадзора, который звонил нам в эфир, ни к чему не приводят, потому что на место отловленных приходят другие. Это бесконечный конвейер смерти, который выгоден только его участникам.

 В.М.: Вот что нам пишут об утилизации животных в Сочи, собак в частности: «Пускай свои конечности утилизируют. Животные – не люди, с ними можно договориться». Пишет радиослушатель, который не подписывается. Герман в свою очередь говорит о том, что ему страсть как жаль голодающих северных корейцев, почему бы их не подкормить, — если моркови у нас самих немного, а неутилизированной собачатины завались, и на Северную, и на Южную Корею хватит. Вот теперь к вам вопрос, мы же в рамках программы «Страстной бульвар». «Человек врет, — это к вам обращено, — не все собаки брошены, многие родились на улице и они дикие и стерилизация не выход. Сто раз это было доказано». И в продолжение: «Вы, наш уважаемый эксперт, по видимому, ни разу не отбивали девушки от собак и похоже, ни вас, ни ваших близких никто еще пока не загрыз. Ну, и слава Богу. Ваши эмоциональные заявления не несут конструктивных предложений. «Они такие же как мы» – это не конструктивизм, а бред гринписовца. Вы можете четко и по пунктам изложить свою позицию?»

И.Б.: Во-первых, я ничего не солгал. Я говорил только о том, что один из источников пополнения бездомных животных на улицах Москвы и других городов – это как раз выброшенные животные. Кроме того, животные, которые несколько их поколений, так сказать, живут и рождаются на улицах Москвы, но они помогают охранять многочисленные складские помещения, помогая сторожам, гаражи, заводы и т.д. Они выполняют такую функцию, но, тем не менее, охранники и сторожа не считают нужным как-то упорядочить их содержание. Они ни в чем не виноваты, даже если они родились на воле, они ничем не хуже. Среди них диких достаточно мало, потому что мы несколько раз проводили учеты всех собак. Теперь что касается моей семьи, меня и т.д. Я ловил собак голыми руками, это все знают мои коллеги, и у меня примерно 300-350 укусов. Я каждый раз практически понимал, что эти покусы связаны не с тем, что собаки плохие, а с тем, что мы их поставили у условия, когда они вынуждены защищать себя. Чтобы спасти их от гибели и смерти, от живодеров и ловцов, приходилось ловить их руками, потому что тогда еще не было какой-то определенной техники и вывозить в приюты. Теперь конкретно есть целая программа, которую надо четко выполнять: действительно, необходимо обеспечить безопасность граждан, я об этом говорил. Для этого необходимо реализовывать ту систему, которая имеет место: собаки, которые создают какую-то угрозу, напряжение, просто лают, бегают за троллейбусом и т.д., создают беспокойство для граждан. Они отлавливаются, или как говорят в законе Гражданском Кодексе, задерживаются. Дальше должна быть, безусловно, стерилизация, это безнадзорных животных. После стерилизации они помещаются в приюты, где нуждаются в интенсивном переустройстве. Те животные, которые не создают, это мое мнение, беспокойства сколько-нибудь серьёзного, могут возвращаться на попечение граждан, так сказать. Потому что стерилизованные собаки, имеющие опекунов, не представляющие большого беспокойства, это многократно проверено мною лично, потому что у меня и дома собаки, и я ловил животных, чтобы их спасти и т.д. Дальше необходимо незамедлительно принять нормативно-правовые акты, которые ограничат разведение животных. Необходимо настоящая серьёзная пропаганда, чтобы люди хотели брать животных из приютов. Это очень просто и ясно. Повторю ещё раз для тех, кто не воспринимает: собака задерживается, обязательно стерилизуется, потом размещается в приют, возвращается на прежнее место, если можно вернуть на попечение граждан, и в этом микрорайоне она не создаёт никакого беспокойства, интенсивно пристраивается  при помощи мощной социальной рекламы, таким образом мы достигаем старения популяции без живодёрства, без уничтожения и т.д. Практика убийства, по которой установка выработана, просто другого ничего не понимают, как  показывает многолетний опыт, она и сегодня ни к чему не приводит, кроме развращения.

В.М.: Сколько у нас бродячих собак и кошек в стране?

И.Б.: По стране таких исследований не проводилось. В Москве 25-27 тыс., по 2 исследованиям, проведённым Академией наук, Московским университетом. Кажется, что это не много, но на самом деле.

В.М.: Пусть их будет 25 тысяч.

И.Б.: Сегодня  значительно меньше уже.

В.М.: Пусть будет  20 тысяч. Какой процент из них не может после стерилизации быть выпущен на улицу.

И.Б.: Дело всё в том, что большая часть как раз, исследования проводились, другое дело, что это не реализуется, может быть возвращена на прежнее место обитания. Приюты как таковые должны быть для тех животных, которые или агрессивны, или не адаптированы к городской среде.

В.М.: Сколько объективно нужно приютов?

И.Б.: Если правильная система с обязательным возвращением на прежнее место, с интенсивным устройством, то я думаю, что 10 тыс. мест для собак вполне могут обеспечить ситуацию, при которой через 5-7 лет в городе вообще будет чрезвычайно мало безнадзорных животных.

В.М.: Сколько стоит содержание 1 собаки в день в приюте?

И.Б.: Сейчас на неё тратится, как это ни странно, опять же если отбросить всю мифологию, то 11 рублей. Реально до собаки в приюте доходит 11 рублей всего на всего.

До собаки в приюте доходит 11 рублей всего на всего

В.М.: А сколько нужно?

И.Б.: Думаю, что порядка 50-70 рублей,   потому что когда приводят какие-то необыкновенные суммы, то люди не понимают, что это просто в Законе о бюджете называются большие суммы, но это всё разыгрывается через конкурсы, и до реальной собаки доходит ежедневно 11-20 рублей – это на всё. Причём имеется в виду, когда вот эти суммы большие называют, то тут не только корм, а и ветеринарное обеспечение, это оплата воды, электроэнергии и  т.д. То есть реально, как я сказал – 11 рублей. Попробуйте прокормить и содержать животное на эту сумму. Тем не менее, энтузиасты,  люди, которым дороги животные, пытаются гуманно, цивилизованно решить эту проблему, хотя, конечно, приюты у нас не достроены, существуют по временной схеме и т.д.

В.М.: То есть получается, исходя из той истории, которую  вы озвучиваете, вот я  журналист, сволочь с калькулятором, если говорить о том, что на содержание собаки нужно 50 рублей в день, порядка 10  тыс. собак, это получается 182  млн. рублей в год на содержание собак.

И.Б.: Это не много.

В.М.: Какой процент офицеров вооружённых сил у нас находится без жилья.

И.Б.: Ничего подобного.

В.М.: Одна квартира, в которой он  может жить стоит  5 млн. рублей. Это приличное жильё в  Подмосковье. А мы говорим о том, что 182 млн. Рублей отдать на собак, и это вам скажут те, кто является противником вашей идеи.

И.Б.: Я им на это могу возразить многое. Даже идя по самому компромиссному пути, я лично, опять подчёркиваю, потому что позиций много, я не против того, чтобы взимался налог или местный сбор с владельцев животных.

В.М.: Мы говорим про бродячих животных.

И.Б.: Я не очень богатый человек, но я  с удовольствием заплачу небольшую сумму, как и платили раньше в Москве, когда было решение исполкома Моссовета, если я буду знать, что это будет не на живодёрку, не на утилизацию, как говорит санитарно-эпидемиологический работник. Если я  буду знать, что эти деньги пойдут на то же самое обустройство приютов, на ту же нормальную стерилизацию, на социальную рекламу, на решение проблемы без убийства, тоя  с огромной радостью и восхищением заплачу эти деньги, потому что я знаю огромное количество людей, которые отдадут последние деньги, чтобы сохранить в душе человечность. Они платят деньги, последнее отдают только для того, чтобы проблема решалась цивилизованно и гуманно. Все эти расчёты чрезвычайно лукавы, потому что я  помню, как ваш Шатуновский, блестящий журналист, правдист, когда-то посчитал, сколько они съедают мяса по всей стране, по всему Советскому Союзу, и выяснилось, что если уничтожить всех собак и кошек, то добавится  по полграмма в  рацион человека, это очень лукавые цифры. Человечество, а тем более Москва в состоянии заплатить очень небольшую сумму, я вам назову сотню позиций, когда тратятся  абсолютно бессмысленно, а это тратится на то, чтобы человек сохранил своё  достоинство, это нужно огромному количеству людей, я уверен, что на самом деле большому количеству россиян это отвечает огромной нравственной потребности, потому что решение проблем, связанных с животными путём их уничтожения просто недостойно человека. Мы уже идём по этому  пути, поэтому у нас и людоедство, поэтому  мы видим, что происходит с детьми, поэтому, к сожалению, другого пути нет. Или мы люди, и тогда мы относимся с уважением  к любой жизни.  Теперь хочу немного сказать по поводу охоты. Я совершенно не боюсь заявить о том, что я считаю, что охота, если она не промысловая, если она не обеспечивает выживание, а как удовольствие, как  наслаждение, уже мы, может быть, подошли к тому уровню, когда можно и не осуществлять это вид деятельности. Потому что мне всё равно в сапогах в каких-нибудь кирзовых, или у него прекрасные австрийские ботинки, какие с ним при это прекрасные девушки ,какой он пьёт коньяк, какая у него замечательная шля па тирольская, и какое у него замечательное ружьё. Из этого ружья выскакивает железка, разрывает печень, селезёнку, выбивает глаз. Животное гибнет, и никакой эстетизации здесь не может быть, поэтому, возможно, мы уже дошли дол уровня, когда такая вот охота, такое удовольствие от убийства конечного, потому что ещё раз повторяю, мне всё равно, какая эстетика окружает охотника, но происходит убийство. Поэтому, может быть, ничего страшного в этом нет, конечно, эту позицию далеко не все разделяют, заменить на фотоохоту.

В.М.: Как вы считаете, в каком году, а может быть, веке, вы будете услышаны?

И.Б.: Оптимизма здесь немного, потому что сегодня в силу каких-то социально-экономических трудностей человек находится в состоянии фрустрации, он потерял смысл, не знает, зачем ему жить на Земле. В этой ситуации крайними становятся животные. Я не всегда мог разогнать не нравящихся мне, ругающихся матом у моего подъезда подростков, потому что я просто испугаюсь, что мне ответят гитарой по голове. И вся   агрессия фрустрированного человека сегодня выходит… Сегодня у людей такое ожесточение, какого не знали даже в предыдущие десятилетия, поэтому оптимизм у  меня не большой, но я  считаю, что ту даже сизифов труд, необходимо всё делать для того, чтобы вопросы обращения с животными решались гуманно.

В.М.: Гуманность не помешает нам не только в обращении с животными, но и друг с другом.

И.Б.: Да вообще с человеком. Другого пути нет.

В.М.: У меня в студии был  председатель Общества за щиты животных «Фауна» Илья Блувштейн.

 

Источник: http://city-fm.ru/programs/issues/show/440809.html