Все записи автора Модератор

Визит О.Кондрашова в наш ветеринарный центр

progorod128 июля 2014 года глава администрации Нижнего Новгорода Олег Кондрашов посетил современный центр содержания бездомных животных на улице Коминтерна, побеседовал с персоналом и осмотрел места содержания четвероногих жителей приюта. Об этом сообщает официальный городской портал.

progorod2

Директор ООО «Зоозащита-НН» Владимир Гройсман отмечает, что пункт временного содержания беспризорных животных функционирует с начала апреля. На данный момент в клинике работает 22 человека, (четыре бригады врачей, служители, ловцы, администраторы). В приюте есть вольеры для передержки, операционные, автомобили для транспортировки животных.

progorod6

С открытия приюта уже стерилизовано и вылечено более 500 собак и около 200 кошек. Большая часть животных передана в благотворительные фонды или выпущена на свободу. К сегодняшнему дню в приюте живут 104 взрослых собаки, 44 щенка, около 40 кошек. Все они ищут новых заботливых хозяев. Желающие завести животное могут посетить группу благотворительного фонда «Сострадание» и увидеть обитателей приюта. Животные стерилизованы, привиты, адаптированы к человеку и имеют ветеринарный паспорт. В клинике также функционирует филиал кафедры эпизоотологии, паразитологии и ветсанэкспертизы Нижегородской сельскохозяйственной академии, где студентам читают лекции и показывают на практике, как проводятся операции на животных.

progorod3

В ходе проведенного совещания глава администрации Олег Кондрашов признал, что до 2013 года работа по отлову безнадзорных животных проводилась с огромным количеством нарушений. Теперь ситуация улучшилась в сторону гуманного отношения к животным за счет передачи прав на отлов органам МСУ. Программа, реализуемая в Нижегородской области, уникальна для России. После того, как бездомные животные попадают в этот пункт передержки, они становятся безопасными для человека. Люди видят собак с чипами на улицах и понимают, что они прошли обследование, привиты и стерилизованы, а, значит, они не опасны. Сейчас по данным администрации в городе около 7 тысяч бездомных собак, ответственные службы планируют стерилизацию около 60% от данного числа, это позволит серьезно регулировать ситуацию разрастания популяции.

progorod8

При этом Кондрашов отметил, что для качественного улучшения ситуации с бродячими кошками и собаками нужно, чтобы сами люди стали более ответственными за судьбу своих питомцев. Главная задача программы — поменять отношение горожан к животным. В рамках программы также разрабатываются меры контроля за гражданами, некоторые из которых люди проявляют невиданные примеры бессердечности к собакам. Выбрасывают даже породистых животных на улицу, подбрасывают другим, привязывают к столбам. В Нижнем Новгороде могут появиться специальные правила содержания домашних животных, будет сформулирована ответственность владельцев и возможные санкции. На каждую собаку должен быть прививочный паспорт. За выброс животного на улицу собственник обязан нести ответственность. А в случае, если собака, оказавшаяся по вине хозяина на улице, еще и укусит человека, то штраф должен быть десятикратным. Кроме того, будет регламентировано, сколько домашних животных можно содержать в одной квартире.

Следующий большой шаг в рамках программы — выделение земельного участка для создания первого в городе благотворительного приюта для животных. Планируется, что приют начнет работу весной 2015 года. На территории площадью около 3 тысяч квадратных метров разместятся вольеры для собак и кошек, кинологический клуб. В центре планируют обучать школьников правильному содержанию животных, дрессировке, а также рассказывать о последствиях пренебрежительного отношения к ним.

progorod4

progorod5

ProGorodNN ранее рассказывал, что современный приют для бездомных животных появился в Нижнем Новгороде.

Источник: http://progorodnn.ru/news/view/88893

Не бей бродячего

А звучит это по-канцелярски так: во втором чтении приняты изменения в закон Нижегородской области от 3 октября 2013 года № 129-З «О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Нижегородской области отдельными государственными полномочиями по организации проведения мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, в части регулирования численности безнадзорных животных».

Суть поправок: муниципалитетам предоставили право стерилизовать безнадзорных животных, а затем возвращать их в места отлова. Это два принципиально важных момента, за которые в Законодательном собрании, как сообщает источник «Ньюс-НН», шло настоящее сражение. В конечном итоге госветуправление уступило напору Александра Табачникова, пытавшего внедрить в Нижегородской области прогрессивный опыт Санкт-Петербурга, Казани и других городов. И теперь организации, по муниципальному заказу занимающиеся регулированием численности безнадзорных собак и кошек, могут отпускать животных в прежнюю среду обитания. Но могут и не отпускать, если на то будет воля местных властей. При финансировании, «заточенном», по мнению зоозащитников, на массовое производство и утилизацию трупов собак, надеяться на изменение ситуации в масштабах региона пока не приходится. Но Нижний Новгород благодаря отдельным неравнодушным гражданам получил шанс направить решение проблемы в цивилизованное русло.

Яма на территории оскандалившейся «Фауны-НН», что в районе Бурнаковки, еще хранит следы «деятельности» прежних хозяев — груду полуистлевших собачьих шкур и костей. Об этом корреспонденту «Ньюс-НН» поведал директор издательско-полиграфической группы «Деком» Владимир Гройсман. Напомним, ранее мы сообщали, что с апреля 2014 года одной из статей расходов «Декома» стала деятельность компании «Зоозащита-НН», на которую по муниципальному контракту теперь возложена ответственность за отлов и передержку бродячих животных.

В течение нескольких лет в Нижнем Новгороде убивали по 6–7 тысяч собак в год, большинство из которых погибали при отлове от удушья после инъекции парализующих веществ, в том числе запрещенных к употреблению, что было установлено в судебном заседании в апреле 2013 года. Так, например, согласно акту выполненных работ за период с 1 по 31 марта 2013 года, ООО «Фауна-НН» отловило с обездвиживанием 487 собак, но только 18 из них вышли из наркоза. Соответственно, 469 погибли. Те, что выживали при отлове, потом подыхали в приюте «Фауны-НН», который зоозащитники называли «концлагерем для собак». Это продолжалось годами. Что примечательно, бродячих животных в Нижнем Новгороде не становилось меньше.

«Для меня было просто дико, что по центру Нижнего Новгорода ездит «уазик», заполненный на метр трупами и полуживыми животными. Что он подъезжает к администрации района. Оттуда выходят, считают эти трупы. И все это происходит в центре города-миллионника, который считает себя культурной столицей Поволжья», — рассказывал в интервью «Ньюс-НН» Владимир Гройсман, который вместе с единомышленниками встал на защиту прав животных, найдя понимание в администрации Нижнего Новгорода.

«То, что он сделал, — это, наверное, лучшее, что есть в стране, на хорошем европейском уровне, — рассказывал о вкладе Владимира Гройсмана в решение проблемы безнадзорных животных Александр Табачников, выступая в апреле 2014 года на заседании постоянной комиссии по экологии гордумы. — У Нижнего Новгорода есть возможность все-таки по отношению к безнадзорным животным создать цивилизованную, понятную и зоозащитникам, и жителям ситуацию».

Поясняя городским депутатам суть законодательных новаций, подготавливаемых к принятию Законодательным собранием (и принятых, напомним, 26 июня!), Александр Табачников доложил комиссии по экологии, что рабочей группой был использован опыт наиболее продвинутых в этом вопросе субъектов РФ.

«Исходили из того, что, говоря простым языком, убийство бродячих собак не приводит к уменьшению численности безнадзорных животных. Это временное снижение, — заявил он. — Более того, с точки зрения бюджета, с точки зрения экономики это процесс вообще не поддающийся исчислению. Все мы учились в школе, и если мы считаем, что в Нижнем Новгороде семь тысяч безнадзорных животных и выделяем для убийства семи тысяч собак деньги, то можно предположить, что в следующем году деньги выделять вообще не надо, потому что всех убили. Тем не менее каждый год выделяются деньги на одно и то же количество собак. И в основном эти средства тратятся, как ни прискорбно это говорить, на уничтожение собак… Сегодня бродячая собака имеет биологический термин: синантропный волк. То есть это стадное животное, очень хорошо организованное, и оно само защищает свою кормовую базу. Если их уничтожить, то с ближайших населенных пунктов (мы же не в вакууме живем) эти животные пойдут. Поэтому наша задача — их локализовать и абсолютно четко понимать, сколько в каком месте есть этих безнадзорных собак. Эта красная бирочка на ухе, которая, по идее, должна быть у собаки, прошедшей ветучреждение, жителю будет говорить о том, что перед ним не бешеное животное, что оно кастрировано и вылечено. Наличие таких бирок позволит проводить более-менее понятный учет количества собак, потому что один из споров, который у нас ведется: а сколько их? Эти цифры могут отличаться в разы: ветнадзор называет одну цифру, зоозащитники — другую, жители — третью».

Подчеркивая, что у Нижнего Новгорода есть возможность стать одним из немногих городов страны, который будет использовать цивилизованный, европейский подход к проблеме бродячих животных, Александр Табачников призвал депутатов городской думы приложить усилия к выделению софинансирования на реализацию вышеназванного закона. Потому что перечень мероприятий, которые необходимо проводить с безнадзорными животными, гораздо шире, чем в нем прописано.

«Можно попытаться сделать эту ситуацию идеальной, — отмечал господин Табачников. — Например, ввести радиочипы, которые позволяют с точностью до двух-трех метров определить места обитания бродячих животных. Определить точно, сколько их в городе. Определить точно, сколько надо денег. Потому что сегодня никто не знает, достаточно ли тех денег, что выделяется: или их много, или их хронически не хватает?» Кроме того, по мнению Александра Табачникова, городская администрация вместе с городской думой должна разработать очень подробные правила содержания безнадзорных животных.

Между тем в Татарстане уже взялись и за первопричины роста поголовья бродячих собак. Здесь 4 марта 2014 года был принят закон, регулирующий содержание домашних животных. Поскольку значительную часть бродячих животных пополняют домашние питомцы, выброшенные безответственными хозяевами на улицу, законом была введена обязанность для граждан, например, «принимать меры по предотвращению появления нежелательного потомства у домашнего животного путем применения временной изоляции, контрацептивных средств, стерилизации (кастрации)». Впервые в целях учета собак на территории республики Татарстан, предупреждения возникновения болезней, общих для человека и животных, поиска собак и возврата их владельцам начали уведомительную регистрацию животных, обязав владельцев в случае изменения данных в течение 14 дней обращаться в уполномоченный орган с заявлением о внесении соответствующих изменений в свидетельство о регистрации. За неисполнение норм закона предусмотрена ответственность.

В Нижегородской области, надо сказать, тоже есть регламентирующий данный вопрос документ. Это постановление регионального правительства от 23 августа 2013 года № 583, которое называется «Об утверждении временных правил содержания домашних животных на территории Нижегородской области». В нем, в частности, указывается, что «в случае отказа от права собственности или иного права на домашнее животное его владелец обязан найти животному нового владельца или передать его в приют, имеющий условия для содержания домашних животных, соответствующие установленным требованиям». Много ли таких в Нижнем Новгороде? Данным документом, кстати, запрещается выгул собак «вне площадок, определяемых администрациями муниципальных образований Нижегородской области». Сколько их появилось в муниципалитетах за почти год? Следует признать: правила не работают, что отмечал на комиссии по экологии в гордуме в том числе и Александр Табачников. Поэтому в Законодательном собрании уже начали создавать рабочую группу, которая продолжит законотворческую деятельность по вопросам содержания домашних животных. 26 июня «Ньюс-НН» это подтвердил председатель аграрного комитета Николай Шкилев.

Возвращаясь к уже утвержденным поправкам, которые наделяют муниципалитеты соответствующими полномочиями по регулированию численности безнадзорных животных, следует отметить, что должное финансирование на эти цели отсутствует. Так, на стерилизацию одного животного предусматривается сумма в размере 580 руб., что, по представлению законодателей, включает расходы и на наркоз, и на медикаменты, и на шовный материал, и на работу врачей. Но фактически эта цифра почти в пять раз ниже прайса, действующего в госветклиниках. А вот на эвтаназию выделяется 150 руб. (при себестоимости 50 руб.). Получается, что организациям, занимающимся бродячими животными по муниципальному заказу, выгоднее умертвить собаку, чем стерилизовать ее, отпустив потом на волю?

В финансово-экономическом обосновании, которое подготовлено разработчиками принятых ЗС НО поправок, указано, что дополнительных средств на стерилизацию из областного бюджета якобы не требуется.

«Финансирование дополнительных мероприятий будет осуществляться за счет сокращения расходов на эвтаназию безнадзорных животных и уточнения общей численности безнадзорных животных, необходимых для отлова, — содержится в обосновании. — По данным исследования, проведенного в декабре 2013 года специалистами биологического факультета ННГУ им. Н.И. Лобачевского, Мининского университета и экоцентра «Дронт», общая численность безнадзорных животных, обитающих на территории зон многоэтажной застройки Нижнего Новгорода, составляет около 2500 особей, что в три раза меньше, чем количество безнадзорных животных, предполагаемое к отлову при расчете размера субвенций для областного центра. Учитывая, что отлову должны подлежать безнадзорные животные в доле около 70–80% от общего числа, суммы сэкономленных денежных средств достаточно для выполнения работ по стерилизации и обратному выпуску».

Очевидно, что такое утверждение противоречит тому, что рассказал депутатам думы Нижнего Новгорода об экономике вопроса Александр Табачников. Источник «Ньюс-НН» поясняет: финансово-экономическое обоснование сделано, чтобы «продавить» законопроект. С увеличением сметы это было бы невозможно. Верстка бюджета области на 2015 год покажет, насколько в Нижегородском регионе в действительности готовы перенимать передовой опыт субъектов РФ, чтобы сократить численность безнадзорных животных.

Ирина Славина

Источник: http://newsnn.ru/analytics/122975

Владимир Гройсман: Дайте нам возможность нормально работать!

Напомним, ранее мы сообщали, что «Фауна-НН» и администрация Нижнего Новгорода расторгли контракт по обоюдному согласию.

С апреля 2014 года одной из статей расходов «Декома» стала деятельность компании «Зоозащита-НН», на которую по муниципальному контракту возложена ответственность за отлов и передержку бродячих животных. Поскольку за два месяца работы компании не было перечислено ни копейки бюджетных средств, отлов, передержка, лечение, стерилизация для «Декома» по-прежнему остаются благотворительностью. Собственно, как стало понятно корреспонденту «Ньюс-НН», заработать на бродячих животных им не удастся никогда. И, надо сказать, у бизнесменов даже намерения такого нет. Цель, которую меценаты ставили перед собой, — избавить город от стай бродячих собак. Однако все их усилия упираются в нежелание властей признать очевидное: многолетнее истребление животных по 5–6 тысяч особей в год не сделало их численность меньше, а значит, пора бы уже испытать другие методы.

— У городских властей есть понимание проблемы и желание решить ее цивилизованно, — отметил Владимир Гройсман. — Все знают, что убивать бездомных животных нельзя. Но убивали всех подчистую. Потому что никто ничего другого не предлагал. Вот мы предложили другой путь, и, в принципе, все «за»: городские власти и корпус городских депутатов. Областное Законодательное собрание вообще оказывает глобальную помощь, и без нее не было бы ничего. А вот с областной ветслужбой большие проблемы. Никакого взаимопонимания мы с ними не находим. И вообще не понимаем, чего от нас хотят. Потому что, с одной стороны, по закону убивать бездомных животных нельзя, а с другой — тот же закон легализует убийство весьма иезуитским способом.

Раньше собак и кошек убивали при отлове, поскольку животные погибали от передозировки запрещенными курареподобными препаратами, что установлено следственными органами. Сейчас ситуация выглядит так: по закону организация, выигравшая конкурс, должна животное отловить и десять дней передержать. Дальше больных и агрессивных необходимо подвергнуть эвтаназии. Кстати, зная статистику по Российской Федерации, можно сказать, что из всех случаев покусов только 10% приходится на бездомных собак (наш веткомитет говорит, что в Нижнем таких 30%, — особая какая-то статистика у нас). Подавляющее количество укусов люди получили от своих же домашних питомцев, содержащихся в ужасных условиях. Это факт. А еще мы знаем статистику «Левада-центра»: 70% собак, взятых в дома, беспородные. Соответственно, есть сотни тысяч людей, которые хорошо относятся к бездомным животным и готовы взять их к себе.

Цель властей — очистить город от животных, которые несут человеку опасность. Во многих городах и субъектах Российской Федерации эта проблема решена полностью. В Питере, например, сейчас количество бродячих собак настолько мало, что за несколько дней их вообще можно не встретить. Их стерилизуют и выпускают назад. Но при этом прививают от бешенства и, естественно, метят. На чипирование в Питере выделяются необходимые средства. Это не так дорого — примерно 120 рублей на одну собаку. Мы тоже ставим метки — клипсы с номерами в ухо. Чипирование гуманно и позволяет отследить историю животного на расстоянии, не отлавливая.

Мы добивались, чтобы животных в Нижнем Новгороде перестали убивать и наконец-то началась гуманная, цивилизованная работа с этой проблемой. Мы были вынуждены заняться этим, вложить свои деньги, организовать структуру, которая будет это делать, и создали благотворительный фонд. Пришлось также открыть ветеринарную клинику, закупив необходимое оборудование. Пока все за наш счет. Но это сознательный выбор. Мы шли к этому года полтора. Начали с попытки продвигать новации в законодательство. Потом было строительство клиники. Одновременно старались помогать тем, кто бездомными животными занимается давно, выделяли средства на стерилизацию в других клиниках. Бывало, случался бред: мы тратили деньги, животных стерилизовали, ставили клипсы и отпускали, а потом приезжала специализированная организация, вкалывала собакам препарат, свидетелями чего иногда становились дети. От препарата собака больше не могла двигаться и медленно задыхалась в полном сознании. Это мучительный и совершенно иезуитский способ убийства животного. Зато очень дешевый. Несколько десятков рублей — и пожалуйста.

 — Дешевый, но есть основания заявлять, что бесполезный.

— Абсолютно бесполезный. Пример тому — Олимпиада 1980 года. Перед ней в Москве уничтожили всех бездомных животных. Вообще всех: кошек, собак. Не было никого. Через полтора года их стало в полтора раза больше. Потому что начали рождаться в основном особи женского пола. Природа так устроена. При этом в столице резко увеличилось число укусов крыс, что привело к росту инфекционных заболеваний.

 — Природа, как говорят, не терпит пустоты.

— Природа равновесна. Если убивают кошек и собак, появляются крысы. То количество собак и кошек, которое у нас есть, обусловлено объемом кормовой базы. Она формируется либо из того, что выкидывается на помойки, либо добросердечными нашими горожанами, подкармливающими бездомных животных. Люди кормят их, потом рождаются щенки, и бездомных собак становится еще больше. Лучше было бы отвести собаку на стерилизацию, заплатив небольшие деньги либо обратившись к нам, чтобы сделать это бесплатно. Люди не понимают: чтобы популяция бездомных животных поддерживалась на одном уровне, одна бездомная собака женского пола за свою жизнь должна принести всего двух щенков (природой так устроено). А у нас они приносят два раза в год по пять-шесть кутят. Соответственно, собак становится так много, что при наличии корма и отсутствии стерилизации их количество будет расти, сколько бы власти ни вкладывали бюджетных средств в убийство животных.

Легко выйти утром на работу, положить собаке пакетик с едой и жалеть ее потом в социальных сетях. Люди будки строят для щенков, не понимая, что нужно было не допускать их рождения. А вот взять на себя труд стерилизовать животное, чтобы раз в полгода оно не приносило щенков, которых убивают, которые попадают под машины, — это сложно.

 — А как вообще эта тема появилась в вашей жизни?

— У меня было несколько пересечений с бездомными животными. И как-то я понял, что есть целая группа совершенно незащищенных живых существ. Для меня было просто дико, что по центру Нижнего Новгорода ездит «уазик», заполненный на метр трупами и полуживыми животными. Что он подъезжает к администрации района. Оттуда выходят, считают эти трупы. И все это происходит в центре города-миллионника, который считает себя культурной столицей Поволжья. Люди этого, как правило, не видят, потому что отлов в основном утром, все это «параллельная жизнь». Но чем провинились животные, если люди сами это сгенерировали?

 — Что вы имеете в виду?

— Мы же видим, сколько породистых животных выкидывается на улицу. Повсеместно! Овчарки бегают, стаффордширские терьеры к столбам привязаны. Это я про последний только месяц говорю.

Сейчас у нас есть овчарка, которая не так давно на ногах едва стояла, живой скелет, на шее рана в 15 см. Перенесла три операции, сейчас ест безумное количество пищи в день. Бегает уже, палочку приносит. Есть стаффордширский терьер: людей не трогает, но вот собаку растерзал. Откуда они появились? И потом начинают возникать уже эти дикие стаи. Для них человек, собственно говоря, кто? Пока он идет мимо, они не против. Как только он замахнулся или что-то еще предпринял, они нападают. То есть люди сами же эту проблему и породили! Но самое главное, что так называемый «безвозвратный отлов» оказался не способен ее решить.

И мы, наверное, были бы не против, чтобы один раз убрать с улиц всех бездомных собак и гуманно умертвить тех, кого раздать людям невозможно. Но это же не помогает! Поэтому мы просим, чтобы нам дали возможность использовать опыт других регионов, показавший свою эффективность. Причем сделать это за наши же деньги!

 — А как же средства, которые выделяются вам по контракту?

— Контракт предусматривает восемь миллионов рублей до 1 января 2015 года. Сумма неадекватная вообще. Она складывается из четырех позиций. Первая позиция — отлов. Но что значит отловить животное? Мы используем наркоз, импортный, щадящий. Это 300 рублей в среднем на одно животное. А по контракту за отлов одной собаки нам платят 780 рублей. А расходы на автомобиль, оборудование, ловцов? Следующая позиция — передержка: 35 рублей в день. Можно с трудом как-то собаку на эту сумму накормить. А за ней еще ухаживают служители, плюс расходы на электроэнергию и прочие хозрасходы. Как тогда в эту сумму уложиться? Далее — эвтаназия. Мы редко к ней прибегаем и только по показаниям, а потому на эти деньги мы не рассчитываем. Как и, соответственно, на средства от утилизации биоотходов.

Эти восемь миллионов рублей, которые заложены в контракте, предполагают, что шесть тысяч животных с лишним будут отловлены, все они будут десять дней передержаны, все убиты и все сданы на биоотходы. Но уже понятно, что отловлены будут не больше 1200 собак до конца этого года, соответственно, и денег мы получим в разы меньше. При этом животных мы стерилизуем полностью за свой счет, потому что в контракте не предусматриваются средства на стерилизацию. За апрель мы отловили 120 собак. Умерщвлены две — по показаниям, несовместимым с жизнью. Остальные привиты от бешенства, стерилизованы, часть роздана в добрые руки, часть сидит у нас. Но документы нам ветслужба не подписала. Никакие.

Чтобы в Нижнем Новгороде численность бродячих животных пошла на убыль, нужно в месяц стерилизовать 250 особей. И отпускать их. В Москве да, есть мегаприюты. Это приюты на 700–2000 животных, чтобы по полгода содержать их за счет бюджета. В Нижнем этого не делается. Но и мегаприют — это вещь бесполезная, потому что за полгода собака отвыкает от естественных условий. И что с ней дальше делать? Поэтому их содержат там пожизненно. Какой в этом смысл, я не понимаю. Лучше бы все эти деньги выделить на стерилизацию.

Вот Питер идет другим путем. Там мегаприютов нет. Там животных стерилизуют, прививают от бешенства и выпускают на улицу. Нижегородские ветврачи говорят, что прививка действует только год. Но, во-первых, есть прививки, которые действуют два и три года, а во-вторых, раньше-то вообще бегали непривитые собаки.

В Питере количество бездомных собак естественным путем за три года дошло до минимума. Теперь их число остается на уровне 7000 животных, а Питер больше Нижнего раза в три. Соответственно, и денег там сейчас выделяется намного меньше, чем раньше,— всего 2500 стерилизаций в год оказалось достаточно. Кстати, после стерилизации снижается гормональная активность и, как следствие, уменьшается количество покусов.

Нам, чтобы получить такие результаты, первые года три надо стерилизовать 3500–4000 собак в год. В нашей клинике для этого есть три операционные, три бригады врачей. Но пока нет возможности делать необходимое число операций — мы не получаем даже тех копеек, что полагаются нам по контракту: то документы у нас как-то не так оформлены, то еще что-то. А вот у наших предшественников «Фауны НН» подобных вопросов никогда не было. Более того, у меня есть акт проверки городской контрольно-счетной палаты, где написано, что в определенный период «Фауной НН» вообще не велась документация. Никакая! Но деньги она полностью осваивала!

И самое главное, что не принимаются необходимые поправки в региональный закон, предусматривающие стерилизацию и последующее возвращение здорового и неагрессивного животного в естественную для него среду обитания. Представители областной ветслужбы возражают против этих гуманных шагов категорически.

 — Почему?

— Аргументы, которые выдвигаются, лично у меня вызывают недоумение. Вот, сейчас они пугают нас дирофиляриозом. Мало того что Всемирная организация здравоохранения не считает это заболевание опасным для человека (у нас есть официальный ответ!), так еще умалчивается, что оно не передается напрямую от собаки к человеку. В определенный период собаку должен укусить комар, после чего этот же комар должен укусить человека. Реальность такова, что за три года этим заболеванием в Нижегородской области заразились 64 человека. Более того, умалчивается, что дирофиляриоз вызывается двумя видами гельминтов. Так вот, у человека один вид гельминтов, а у собаки — другой: у собаки он «сердечный», а у человека — подкожный. Это заболевание жарких регионов.

Заболевание в Нижегородскую область привезли из чеченских командировок служебные собаки. И сейчас ко мне пришло письмо от ветврачей, в котором написано, что якобы 80% бродячих собак Нижнего Новгорода заражены дирофиляриозом. Но даже в таком жарком регионе, как Волгоградская область, в пиковые по жаре годы заболеваемость 15–30%. Как у нас может быть 80%? Естественно, это выдумки! Тем более что комару все равно кого кусать — бродячее животное или домашнее.

Мы просим: дайте нам возможность нормально работать. Стерилизуя бездомных собак, мы используем современные технологии, которое позволяют уже через три дня выпустить животное на волю. На нашей базе организован филиал кафедры эпизоотологии, паразитологии и ветсанэкспертизы Нижегородской ветеринарной академии. То есть мы даем базу ветакадемии и вместе приступаем к исследованиям, потому что нам тоже надо понять, что происходит с популяцией бродячих собак в Нижнем Новгороде.

 — Какие цели вы ставите перед собой?

— Мы хотим создать ряд структур, которые эту проблему, насколько они могут решить, будут решать. «Зоозащита НН» — это клиника: бесплатная стерилизация и создание ветеринарного госпиталя для домашних животных. Это, кстати, единственное место в Нижнем, где для них предусмотрен настоящий стационар. Но пока он весь занят бездомными. Второй блок достраивается, туда через месяц будет перенесена вся работа с бездомными, после чего клиника заработает как клиника. А на Бурнаковке, где была база «Фауны НН», будет еще и приют. Параллельно создан фонд «Сострадание НН», но он еще не заработал. Приют будет при нем. Здесь мы планируем организовать кинологическую работу, работу с детьми, чтобы приучать людей к животным и наоборот. Забирая у нас собаку, люди будут получать животное вылеченное, с паспортом, привитое, без гельминтов.

 — Удивительно, что это некоммерческий проект.

— Не только некоммерческий, но еще и очень затратный. Нашлась бы приличная организация, я отдал бы ей все это, лишь бы только дело нормально делали. Потому что у меня это отнимает очень много времени и нервов, а для бездомных животных надо еще много чего сделать.

 Ирина Славина

Источник:  http://newsnn.ru/interview/121977